Посмертная реабилитация. По ком звонит суд по "делу Кернеса" - Первый свободный

Аналитика ⁄ 

Посмертная реабилитация. По ком звонит суд по "делу Кернеса"

Завалявшаяся в Полтаве старая судебная макулатура имеет все шансы заиграть новыми красками во время предстоящей в Харькове мэрской гонки. Может ли она стать "черным лебедем" для кого-либо из топ-кандидатов?

Посмертная реабилитация. По ком звонит суд по

Фото KHARKIV Today

Так называемому "делу Кернеса" – уже семь лет. Речь, конечно, не об одном из тех дел, за которые подавляющее большинство харьковчан считают Геннадия Адольфовича лучшим мэром Харькова в современной истории Украины. А о полноценном уголовном производстве по обвинению в похищении и пытках двух участников харьковского Евромайдана в январе 2014 года в отношении как самого Геннадия Кернеса, так и его охранников Виталия Блинника и Евгения Смицкого. Сейчас оно на стадии подготовительного слушания в Киевском районном суде Полтавы, чье заседание отложено до утра 28 апреля 2021 года - для повторного вызова потерпевших, чтобы провести их допрос. То есть пока все пребывает в каком-то замороженном состоянии, которое в любой момент легко разморозить.

Но если говорить о наследии Кернеса в самом широком смысле слова, то это дело тоже можно считать его частью. И основным кандидатам на должность мэра нашего города на октябрьских выборах – Михаилу Добкину и Игорю Терехову – придется считаться с этой историей. Потому что оба претендуют на звание главного наследника Кернеса, справедливо считая это чуть ли не ключевым козырем в предвыборной борьбе. И вместе с тем им обоим вообще нет никакого смысла вспоминать данное "дело Кернеса" в своей риторике во время избирательной кампании.

Тут сразу следует оговориться, что лично ни Добкин, ни Терехов до сих пор в публичном пространстве никак не всплывали в связи с данными обвинениями в отношении Кернеса и его охранником. Разве что был один эпизод, когда Игорь Терехов, пользуясь близкими отношениями с Арсеном Аваковым, уговорил того помочь вывезти Геннадия Кернеса на лечение за границу сразу после ранения в апреле 2014 года. По закону это было невозможно, так как Кернес на то время был уже под следствием. Но Аваков помог обойти закон, Кернес же не воспользовался возможностью удариться в бега или остаться заграницей, а вернулся в Харьков.

Это, кстати, немаловажный момент для понимания "дела Кернеса" в целом - не только как юридического, но и как политического феномена. Ведь обвинение в похищении и пытках – это, в зависимости от того, как поработает следствие, могло быть и до пяти лет тюрьмы, и до десяти. И надо было иметь основания не бояться такого обвинения при новой – недружественной Кернесу – власти в Киеве.

Итак, вспомним все. 25 января 2014 года, после столкновений между сторонниками и противниками Евромайдана группа евромайдановцев, возвращаясь с поля боя, проходила мимо гостиницы "Националь" – неофициальной штаб-квартиры Кернеса. Под гостиницей они заметили несколько автомобилей, в том числе с российскими номерами, и начали их фотографировать. Тут же за ними бросилась охрана. Одного из евромайдановцев, Александра Кутянина, догнали. Через час с лишним поймали второго – Сергея Ряполова.

Обоих отвезли в "Националь", где допрашивали, как утверждают потерпевшие, в том числе в присутствии Кернеса и, по их же словам, применяли к ним физическое и психологическое давление. После чего сдали милиции, откуда после допросов их выпустили, но дело по статье о хулиганстве завели, поэтому на несколько недель Кутянин и Ряполов просто скрылись.

Изложенного потерпевшими было достаточно для возбуждения дела о похищении и пытках. Но факт преступления должно установить следствие, а для назначения наказания обвиняемым суд должен признать доказательства следователей бесспорными. Следствие длилось до конца марта 2015 года, тогда же Генпрокуратура передала дело в суд Дзержинского района Харькова. Геннадий Кернес к этому времени оказался в статусе подозреваемого, а вместе с ним и двое его охранников Виталий Блинник и Евгений Смицкий.

Уже через неделю – 2 апреля 2015 года – дело было передано на рассмотрение в Киевский районный суд Полтавы. Можно допустить, что сделано это было с целью избежать давления на харьковский суд со стороны Кернеса. Но почему-то это никак не помогло его рассмотрению. Судебные заседания срывались и переносились в течение трех с половиной лет. В конце концов, в августе 2018-го суд постановил дело закрыть из-за систематической неявки представителей обвинения – прокуроров. Кстати, потерпевшие на судебные заседания тоже не частили.

О чем может говорить этот эпизод? Во-первых, напрашивается версия, что сами обвинители были не уверены в качестве следствия. Поэтому чтобы избежать развала дела в суде, сознательно затягивали судебный процесс – это может объяснять их отсутствие на судебных заседаниях. Во-вторых, обвинение Кернесу было выдвинуто очень серьезное, а на перспективе от 5 до 10 лет тюрьмы его вполне можно было сделать сговорчивее с центральной властью. Что, вообще-то, тоже наблюдалось.

Но так или иначе, закрытием дела в прокуратуре возмутились, подав жалобу в апелляцию, к ним присоединился и потерпевший Сергей Ряполов. Они потребовали повторного рассмотрения дела судом. И – бинго! – 31 января 2020-го (уже при президентстве Владимира Зеленского) Полтавский апелляционный суд удовлетворил апелляционные жалобы на вынесенное в августе 2018 года решение суда первой инстанции по делу в отношении Кернеса, Блинника и Смицкого и направил дело на новое рассмотрение в Киевский районный суд Полтавы. Как уже известно – все с тем же никаким результатом.

И вот тут уже настоящая вишенка на тортике. После смерти Кернеса дело в отношении него должно было бы быть закрыто, но тут уже включилась семья умершего. Они потребовали продолжить судебное рассмотрение, поскольку уверены, что результатом может быть только снятие обвинений и полная реабилитация Геннадия Кернеса. Хотеть реабилитации покойного родственника – совершенно понятные чувства. Но ведь тут явно присутствует уверенность, что иного решения суд просто не сможет вынести. То есть у семьи, наверняка знакомой с материалами следствия, картина "дела" гораздо более четкая и объемная, чем у обывателей.

Представим себе, что еще до окончания предвыборных сражений в Харькове суд таки выносит оправдательный приговор по "делу Кернеса". Тогда вопрос о влиянии его на позиции кандидатов просто снимается. Остается, конечно, история с тем, как Игорь Терехов и Аваков помогал вывезти раненого Кернеса на лечение за рубеж в обход закона. Чисто теоретически, оппоненты могли б выкрутить ее как помощь в попытке скрыться от следствия. Но! Этим оппонентом точно не будет Михаил Добкин, потому что в эвакуации на лечение своего ближайшего друга и соратника он также принимал активное участие. Да и не было ведь, по факту, никакой попытки скрыться от следствия.

Если же суд по-прежнему затягивается, то "дело Кернеса" в предвыборный период вообще не сыграет никакой роли, потому что не сгенерирует никаких новых фактов по сути. Наконец, третий вариант - внезапно после многих лет проволочек суд признает Кернеса и его охранников похитителями и истязателями. Тогда на следующий день после этого решения в наш Харьков с официальным визитом прилетят представители цивилизации с Альфа Центавра. Или еще какие гуманоиды. События ведь одинаково возможные. А, если без шуток, то что принципиально нового станет в таком случае известно о Кернесе? И при чем здесь те люди из его окружения, которые в деле никак не фигурируют?

В тему

Новости

Блоги

Немного рассуждений о Харькове, Жукове и политике в целом

Блоги

Немного рассуждений о Харькове, Жукове и политике в целом

Терехов сознательно обманывает харьковчан, что хочет вернуть проспекту Жукова его прежнее название

Блоги

Терехов сознательно обманывает харьковчан, что хочет вернуть проспекту Жукова его прежнее название

Терехов не сможет продать харьковчанам

Блоги

Терехов не сможет продать харьковчанам "старые галоши" под соусом проспекта Жукова

Як комунальники Терехова спотворюють Харків оновленими тротуарами

Блоги

Як комунальники Терехова спотворюють Харків оновленими тротуарами